В поисках укро-идеи.pdf

В поисках укро-идеи


 .

Галина Иванкина

14 сентября 2014 

.

 

подсмотрено и записано Н.В. Гоголем

 

«Эта миска стояла, как нарочно, наравне с его ртом.
Не подвинувшись ни одним пальцем, он наклонил слегка голову к миске
и хлебал жижу, схватывая по временам зубами галушки»

      Поднявшие голову укро-фашисты в один голос вещают, что русские рабы и совковые мракобесы за всю свою долгую, но при этом - корявую историю, так ничего и не создали. Никак себя не проявили и не вписались в общий строй человеческой цивилизации. В общем, античность, готика и прочий экзистенциализм с неореализмом – это вехи, свершения высокоразвитых европеодиов. Тогда как ватники-колорады «с раскосыми и жадными очами» только подбирали объедки с версальских столов и с упоением смотрели на лейблы, при этом ненавидя и кляня тот самый Запад, до коего им не доплыть, не догрести. То ли дело укры – древняя и гордая цивилизация, которую Париж и Лондон принимают, как равную. Да, например, когда активистки укро-коллектива Femen проводили свои акции в Париже, французская полиция действительно среагировала на гологрудых красавиц, как на своих местных хулиганок (в частности, на международной военной выставке Eurosatory-2014 двух укро-фемин забрали в участок). Можно ли считать это удачной евроинтеграцией и проявлением украинской самобытности – сказать сложно.

     Нынче на Украине принято поплёвывать в сторону «дикой, отсталой России» и говорить о собственной грандиозности. Мол, Львовский Университет – одно из старейших учебных заведений в Восточной Европе, а вот лапотники раскачались только к середине XVIII столетия. Совершенно верно, хлопцы! Датой основания Университета считается аж 1661 год. Но есть нюанс – не глава самостийной Украины, а самый что ни на есть «оккупант» - польский король Ян II Казимир присвоил Иезуитской Коллегии статус университета. Короче говоря, никакого величия укро-духа, а сплошной «прогиб под изменчивый мир», как поётся в песне большого друга украинской расы.

    Другим излюбленным коньком незалежных патриотов ещё в 1990-х годах сделался тезис об исконной древности их цивилизации. В частности, широко распространён миф о Триполье. Нет-нет, сама Трипольская культура – это, безусловно, реальность. Глупой фантастикой выглядит формулировка: «Трипольцы – это и есть прото-укры, и пока древние формы совков-колорадов бегали по лесам даже не в ватниках, а в вонючих шкурах, наши благородные предки имели развитую цивилизацию, которая может стоять вровень с критской, шумерской и египетской. Хотя, нет. Даже круче, ибо древнее. Вывод? Украина – колыбель цивилизации». Трипольская культура действительно интересна и – загадочна.

    Высокоразвитая система сельского хозяйства, изысканная (а иначе и не сказать) керамика, удивительные культовые фигурки – всё это не может не восхищать. Вместе с тем, до сих пор точно не известно, можно ли трипольцев называть даже протославянами или это какая-то особая этническая ветвь. Как-то вот наскальную живопись в пещере Ляско никто не именует древнефранцузской, а таинственный город Аркаим, находящийся аккурат на территории Челябинской области, не принято именовать «поселением древних челябинцев». Триполье – несомненный повод для оптимизма, но никак не для чванства. Кстати, в нацистском Третьем Рейхе существовала целая организация Ahnenerbe — «Наследие предков», тоже занимавшаяся поисками «национальных корней», как-то: следов арийской культуры в Древней Элладе,  меча Зигфрида, портянок Фридриха Великого, ну и по мелочи – бусинок, монист да фибул из захоронений древних вождей. На основании расовых бредней делались соответствующие выводы и как бы само собой, между прочим, выходило, что именно немецкая нация явилась единственным творцом, как древней, так и новой истории. Сам Генрих Гиммлер – большой любитель прусской старины и «правильных» нордических черепов, заправлял работой Ahnenerbe. Чем закончилась блистательная деятельность этого учреждения, равно, как и всего «великого Рейха», известно, по-моему, каждому.

    Ещё одна любимая песня укро-патриотов называется «Киев – мать городов русских». Мол, вся российская государственность пошла от киевских князей. Украина «породила» Россию? Вроде бы, и формулировка известная, и слова такие действительно были сказаны в летописи, но как по-разному можно сие трактовать! «И сел Олег, княжа, в Киеве, и сказал Олег: «Да будет это мать городам русским». Напомню, что князь Олег правивший Новгородом, присоединил Киев к своим землям и уже тогда перенёс столицу. Вместе с тем, Гардарикой – «страной городов» - скандинавы называли именно северную Русь – Новгород, Старую Ладогу и так далее. Именно с Русского Севера пошла наша цивилизация. И – достигла Киева, который, разумеется, не был второсортно-заштатным городишкой, а являл собой прекрасный образчик высокоразвитого средневекового города. Но тезис о том, что Киев «породил» Русь тут вообще не при делах. К тому же, «мать городов», в данном случае – это прямой перевод греческого слова «метрополия». (От «метр» - мать и «полис» - город). Столица. Не более того. Но укро-витязям можно ещё, правда, гордиться тем, что легендарная Роксолана – красивая и коварная султанша – по некоторым сведениям была родом с Украины. Хотя, по другим данным, она – полька, что, разумеется, весьма прискорбно.

    У Ильи Глазунова есть впечатляющее полотно – «Вклад народов СССР в мировую культуру и цивилизацию». Среди персонажей имеются и два великих малоросса - Николай Гоголь и Тарас Шевченко, в гениальности которых никто не сомневается. Вместе с тем, Микола Яновский (он же – Николай Васильевич Гоголь) развил свой недюжинный писательский талант в условиях именно российской, имперской культуры – на волне Золотого Века русской словесности. Гоголь подарил миру свою Малороссию – солнечно-тёплую, без конца и края - отчизну, однако же, стать великим он смог только в Петербурге, где бурлила интеллектуальная жизнь. Знакомство с «колорадским» поэтом Пушкиным и благосклонность царя - «ватника» Николая I – всё это дало Гоголю дополнительную возможность взойти на писательский Олимп.

    «Как упоителен, как роскошен летний день в Малороссии! Как томительно жарки те часы, когда полдень блещет в тишине и зное…! Изумруды, топазы, яхонты эфирных насекомых сыплются над пестрыми огородами, осеняемыми статными подсолнечниками. Серые стога сена и золотые снопы хлеба станом располагаются в поле и кочуют по его неизмеримости. Нагнувшиеся от тяжести плодов широкие ветви черешен, слив, яблонь, груш; небо, его чистое зеркало – река в зелёных, гордо поднятых рамах... как полно сладострастия и неги малороссийское лето!» - так мог написать только исключительный гений, видевший в обыденности – великую красоту. Или вот: «И вечер, вечно задумавшийся, мечтательно обнимал синее небо, преобращая всё в неопределенность и даль». Украинская душа и русский, петербургский, интеллектуальный слог – богатство чувства и роскошь языка. Неоспоримо, что русский литературный язык во времена Гоголя был намного богаче и изысканнее украинского. Можно ли было создать шедевр «Вечеров на хуторе…» по-украински? С другой стороны, без малоросса Гоголя наша литература была бы несравнимо беднее.

    Тараса Шевченко – широко одарённого крепостного крестьянина, выкупили из неволи при участии Василия Жуковского, Карла Брюллова и царской сестры Марии Павловны. Таким образом, Шевченко учился в Петербургской Академии художеств, а с 1860-го года (после всех своих мытарств) сделался академиком этого учебного заведения. Тарас Григорьевич - художник и поэт, человек энциклопедических знаний. Вместе с тем, он всегда с недоверием и даже ненавистью относился к «москалям». Они виделись ему угнетателями отчизны, несмотря на все благодеяния со стороны представителей русской интеллигенции и членов царской фамилии. Шевченко был сурово наказан за антиправительственную и во многом антирусскую поэму «Сон», за насмешку над физическими недостатками царицы (супруга Николая I страдала болезненной худобой и нервным тиком, появившемся после восстания декабристов).

    Николай Павлович лично прочитал скандальную поэму «Сон». По словам Белинского,«…читая пасквиль на себя, государь хохотал, и вероятно дело тем и кончилось бы, и дурак не пострадал бы за то только, что он глуп. Но когда Государь прочёл другой пасквиль, то пришёл в великий гнев: ‘Допустим, он имел причины быть недовольным мною и ненавидеть меня, — заметил Николай, — но её же за что?’». Не менее отталкивающий образ русского человека рисует Шевченко в своей знаменитой «Катерине», да и мораль поэмы – недвусмысленна:

«Кохайтеся, чорнобриві, 

Та не з москалями, 

Бо москалі — чужі люде, 

Роблять лихо з вами».

    По сюжету украинская селянка становится жертвой похоти офицера-москаля, который, естественно, её гнусно бросает. В советских учебниках, правда, писалось, что под «москалями» поэт подразумевал исключительно военных, но никак не многомиллионный русский народ. В записках многоизвестной гусар-девицы Надежды Дуровой, мать которой была родом из Малороссии, читаем: «Из всего их множества сердце матери моей отдавало преимущество гусарскому ротмистру Дурову; но, к несчастию, выбор этот не был выбором отца ее, гордого властолюбивого пана малороссийского. Он сказал матери моей, чтоб она выбросила из головы химерическую мысль выйти замуж за москаля, а особливо военного». Как видим, украинцы всё-таки разделяли эти два понятия – гусар и москаль.

    Владимир Короленко, Константин Паустовский и, наконец, Михаил Булгаков. Все они связаны с Украиной. Но стали великими в качестве русскоязычных, русских писателей. Паустовский писал о себе: «В книгах почти каждого писателя просвечивается, как сквозь лёгкую солнечную дымку образ родного края с его бескрайним небом и тишиной полей, с его задумчивыми лесами и языком народа. Мне, в общем-то, повезло. Я вырос на Украине. Её лиризму я благодарен многими сторонами своей прозы. Образ Украины я носил в своём сердце на протяжении многих лет». Но сказал он это по-русски. Как и многое другое.

   Критик украинского национализма – известный в начале XX века учёный-славист Андрей Стороженко (малоросс!) ещё в 1911 году писал в своём докладе «Происхождение и сущность украинофильства» об опасности «мазепинства», которое выгодно тем, кто хочет раскола и раздрая. «Родившись русским, «украинец» не чувствует себя русским, отрицает в самом себе свою «русскость» и злобно ненавидит все русское. Он согласен, чтобы его называли кафром, готтентотом, кем угодно, но только не русским. Слова: Русь, русский, Россия, российский – действуют на него, как красный платок на быка. Без пены у рта он не может их слышать. Но особенно раздражают украинца старинные названия: Малая Русь, Малороссия, малорусский, малороссийский. <…> Это объясняется тем, что многие из украинцев по тупости и невежеству полагают, будто бы в этих названиях кроется что-то пренебрежительное или презрительное по отношению к населению Южной России».

    В другой своей работе «Малая Россия или Украина?» он прямо утверждает – нет никакой Украины, а есть Русь Великая и Русь Малая (собственно, Малороссия). «Теперь воздух насыщен украинским туманом. Но все-таки глядит отовсюду Малая, исконная Русь, и сияет золотыми куполами Киев. <…> Украинский туман должен рассеяться, и русское солнце взойдёт!» Русское – в данном случае, российско-имперское. Имперская идея всегда отрицала и - порицала национализм, отсюда критика «мазепинства».

    Стороженко являлся одним из идеологов популярного в XIX – начале XX века панславизма - идеологии, в основе которой лежит идея общеславянского единства на основе этнической, культурной и языковой общности. (Эта идеология была популярна среди украинской, чешской, болгарской интеллигенции – в частности, панславизм поддерживал знаменитый чешский художник Альфонс Муха, которого хорошо знают по его рекламным плакатам и афишам стиля Art Nouveau). Панславизму противостояли местечковые национализмы, в которых было много спеси, домыслов и вымыслов, вроде идеи о «древних украх».

   Интересная ситуация – современные «мазепинцы» и прочие бандерлоги (в данном случае - от слова «Бандера») яро и безумно ненавидят Советский Союз. Спрашивается – за что? Именно в СССР проводилась гуманная и бережная политика в национально-культурной сфере. Бывшие «имперские окраины» наделялись полномочиями, им выделялись громадные средства на развитие искусств и промыслов, на поддержание древних традиций. В каждой из республик были свои киностудии, университеты, филармонии. Никто «в совке» не пытался уничтожать исконную самобытность всё тех же украинцев! Стихи русофоба Тараса Шевченко заучивались в московских школах, а учителя объясняли, что великий кобзарь боролся с ненавистным царизмом. Более того – республиканское искусство активно пропагандировалось «в центре». Мы чуть ли не каждый день слушали по всесоюзному радио выступления всевозможных «трио бандуристов» и эстрадной дивы Софии (Евдокименко) Ротару. Правда, она тогда пела не только «Червону руту», но и песню-речёвку «Родина моя» на стихи Роберта Рождественского:

«Я, ты, он, она

Вместе - целая страна!

Вместе - дружная семья

В слове мы - сто тысяч Я!»

     И опять мы наблюдаем уже знакомую картину – знаменитые малороссы XX века смогли реализовать свой дар только в условиях советской культурной политики. Великий кинематографист Александр Довженко являлся, без сомнения, украинцем. Однако сделаться мировой величиной он мог исключительно, благодаря советскому строю. Когда СССР развалился, кому в мире стали интересны украинские фильмы? Кстати, многие культовые кинокартины 1950-х годов, вроде «Весны на Заречной улице» или «Королевы бензоколонки» тоже происходят на Украине. Но тема-то общая – советская. Впрочем, легендарный танк Т-34 был создан в Харькове, но – русским конструктором Михаилом Кошкиным. И Днепрогэс считался общесоюзной стройкой, хотя дело происходило на Днепре – многажды воспетом и Гоголем, и Шевченко. Это теперь мессир Коломойский – на волне укро-идеи – грозится взорвать Днепрогэс. Москалям на горе, видимо. А в советские времена мы все вместе возводили электростанции, железные дороги, новые города. Воевали против фашистов, в конце-то концов. Против тех самых фашистов, которых, начиная с 1990-х годов, поднимают на щит в Западной Украине.

     Так вот, где же повод для особой государственно-цивилизационной гордости? Да, на Украине всегда было очень много талантов, но, куда ни сунься – всё великое формировалось в рамках либо русской (советской), либо – польской культуры. Ну, разве что Верка Сердючка ошеломляюще протанцевала на Евровидении 2007 года. Фриков там любят. Что ж, это повод для гордости. И никакого Триполья уже не надо!

 

http://zavtra.ru/content/view/v-poiskah-ukro-idei/

 

Скачать файл (473,84 КБайт)
20 Сентября 2014
Просмотры (1335)  Скачивания (1253)  Комментарии (0)

Зарегистрированный
Анонимно